«Сраный обывательский укроп».

Дворы улицы Репина.

Раньше в интернетах, ну там во времена жэжэ и всего такого прочего, было приятно и интересно находить новых людей или чтобы они тебя находили. Сейчас же, например, кудосы от незнакомцев в «Страве» приносят какой-то дискомфорт. Чуваки, у меня есть тут свой круг общения, в котором хорошо, откуда вы берётесь и зачем?

Год тут. Ну что, так-то год хорош получился.

Ответ на вопрос «Зачем вы каждый год ездите туда страдать, мёрзнуть и преодолевать?» #октябайк #алкобайк #карелия #облака #асфальт #велотуризм (at Ledmozero)

Удивительной красоты машина именно в этом вот окрасе, конечно. #тэп70 #карелия #элисенваара #стоянкасорокминут #прогулятьсявтапках #вернутьсявдушныйвагон (at Elisenvaara)

Октябрь — время для попивания да хун пао* и пристального рассматривания изменений окраса муринских подбалконных клёнов. Было бы прикольно поставить камеру с подсветкой и снять таймлапс о том, как листья меняют цвет в течение хотя бы суток.

* Дорогого, как говно самого дьявола!

Ну вот, мой первый #имбирь выглядит так.

Кифара для эублефара.

Нет никаких особых случаев и чёрных дней, чо вы как эти-то.

Очень странный опыт — ночевать в лесу, который явственно не хочет, чтобы в нём ночевали, и окружает крайне тревожной атмосферой. 

В общем, дело изначально было не в том, в чём, казалось, было дело. 

Кругом, положим, апрель, и довольно хреновый такой апрель. Сидишь и довольно безнадёжно, не от скуки, но ради надежды, листаешь, листаешь, листаешь, а листать можно только в одну сторону, поэтому уж будь добр, выработай в себе маленький навык мгновенной оценки, и вдруг оп — деталь. Мелкая, не бросающаяся прямо в глаза, не позволяющая придумать какую-то там прямо Скрывающуюся За Ней Историю. Но стой.

Стоять! И не то чтобы сразу вокруг огненные смерчи безумий, но деталь цепляет, не идёт из головы. Надо с ней что-то делать. И как там говорил ветеринар и писатель Хэрриот про хватание жизни как крапивы? А, ну да, так и говорил.

И просто берёшь и хватаешь.

Один из кошмарнейших снов сегодня ночью привиделся: у меня был телефон-сяоми и лада-двадцать-один-пятнадцать. С е р е б р и с т а я!

Или вот стихотворение «Жги меня, и я вернусь» авторства птицы-феникс.

Ведь это же, наверное, знак, когда человеку снится Сортавала. Поезд стоит двадцать минут, как и наяву, только до того ты в сидячем вагоне беседовал с пожилой немецкой туристкой по-английски, помогал кому-то укладывать парашюты на багажные полки, а теперь выходишь в магазин, скорее, чтобы успеть, а местные пацанчики просят по-братски купить им семечек жареных, и тебе не в облом, в общем-то, но магазин продуктовый не найти, всё галантерея какая-то и аптеки, и семь минут до отправления, и плюёшь на это дело, торопишься обратно, а бежать сложно, потому что колено болит и во сне тоже; а перекрёстков много, как будто это и не Сортавала вовсе. Быстро темнеет, успеваешь ещё сфотографировать на телефон развалины кирхи — и скорее на вокзал. Ведь это же, наверное, знак?

«На заднем фоне». Ну как можно-то, ну?

Не всё, конечно, сбывается, некоторые штуковины от нас не зависят, а в некоторых мы косячим сами. Вот и прошлогоднее желание устроить в этом году четыре выезда в Карелию не сбылось по задуманным фронтам (массовость, компания и так далее), но прошедший мини-выезд, довольно спонтанный, оказался, пусть и с ночными дождями и с повреждённым коленом, а всё-таки неожиданно (и ожидаемо) хорош. Выехать в пару щщей, смеяться, поглощать вермут, купаться, валяться в палатке, читать книгу и слышать только стук дождя по тенту — это вот такая другая сторона, и она не хуже, чем сидеть у костра под говор пьяных мужичков; просто — другая.

А Октябайк будет обязательно. Эту традицию не сломает ничто и никто.

После введения этих ублюдских продуктовых «контрсанкций» у многих из нас произошёл сдвиг эмментальности.

Наркотизм принятия решений.

Глеб Жеглов и Володя Шарапов
Ловят панду, выпь и хоря.

А вот не понимаю выражение «приносить тапочки». Куда, кому и зачем их приносить? Их ведь надеваешь там, где и оставил: полез в ванну — вот они, здесь, выходишь и прям ногами в тапки; у кровати то же самое. В прихожей опять же — стоят рядом с уличной обувью, из одного вылез, в другое влез, делов-то. Или тут материи тоньше, а я неправилен?

Не было у бабы забот — купила уроборося!

Поговорка

Если бы в мире не существовало мяты, а) это было бы какое-то невероятное дерьмо, а не мир, и б) её следовало бы немедленно придумать, потому что так нельзя.

Снилось невероятное количество цыганок, помню, что шёл, держа руку на кошельке; но при этом двадцать центов из кармана спёр всё же негритёнок.

Загадка

Два больших пальца и ловко починяет все находящиеся окрест велосипеды.

(ʁ)

Такие выходные. Много радости и новых ощущений и впечатлений.

Потрогал телефон на ондройде (щьйаоми), и мне не оторвало руки. Даже в чём-то, страшно сказать, неплох. Интерфейс, конечно, стрёмный, но всё же есть пара любопытных фишек.

— Здравствуйте, я не хотел бы о вас знать ничего. Проходите. Нет-нет, только не присаживайтесь, а имею в виду — мимо проходите. Куда шли.

🔲 Написать в старости книгу «Люди, которые при близком рассмотрении оказались какой-то дрянью». Правда, материала, к счастью, очень мало попалось до сих пор. Будет брошюра или буклет. А то и флаер.

Пожалуй, вчера было то, что можно назвать a perfect day: с самого утра, с ослепительного солнца в окнах, через неспешную прогулку по набережной, сквер на Пушкинской, ачивку «ехать в четвёртом ряду Невского» — и в немецкое полусладкое на песчаном пляже, тёплое бревно на берегу, вид на море с паромами, недостроенный небоскрёб за спиной, веселье, разговоры о смешном и серьёзном — и вечер, и холодает, и автопилот домой, и лежать, улыбаться тому, что полотно дня соткалось из всех этих маленьких моментов, и что, оказывается, многие уголки города связаны с такими интересными воспоминаниями. Как же хорошо, что сейчас так, как сейчас.